Отношение к религии является очень важной составляющей менталитета любого человека. Поэтому при создании нового этноса данный элемент нельзя обойти стороной. В новый этнос стоит принимать только атеистов в классическом понимании. То есть людей, которые не верят в бога и прочие сверхъестественные явления.

В противном случае религии могут стать причиной внутренних конфликтов и взаимонепонимания. Людям, которые имеют разное отношения к религии или принадлежат к разным конфессиям, будет невозможно договариваться между собой. Как атеист может найти общий язык с людьми, отношение которых к аспектам жизни форматируется не на основе логических доводов и эмпирических знаний, а на основе священных писаний? А ведь умение договариваться и кооперироваться – одни из самых важных элементов нового этноса, построенного на базе самоорганизации в сеть сообществ! И практически невозможно создать устойчиво высокий уровень доверия внутри этноса, если все будут иметь различное отношение к религии. Участники просто не будут воспринимать людей другой веры как «своего» человека.

Теоретически, можно выбрать одну из религий как основу этноса. Но это очень плохой вариант. Во первых, культура этноса фактически станет «филиалом» выбранной религии. Потому что мощная религиозная традиция задавит формирующийся менталитет нового этноса. Во вторых, в современном мире очень редко совмещается высокий уровень образования и религиозность. Среди наиболее образованных слоёв населения почти нет верующих людей. Поэтому, если этнос желает развиваться и соответствовать современному миру, ему изначально стоит отказаться от любых религий (в классическом понимании). Кроме того, многие элементы и устройство этноса подразумевает наличие высокого уровня образования у его участников. Поэтому изначально в системе не может быть много верующих, даже ели не отрицать религии.

Несмотря на то, что новый этнос исключает веру в бога, некоторые элементы религиозных структур необходимы для полноценного и эффективного этноса. Например, сеть сообществ (описанная в следующих главах) по устройству во многом похожа на большинство религиозных структур. У каждого сообщества есть своё помещения, функциональное назначение которого аналогично классическим религиозным учреждениям – мечети, церкви, синагоги, ашраму. А во главе каждого сообщества есть администратор, деятельность которого в чём-то схожа с деятельностью имама или раввина. Он также поддерживает функционирование помещения сообщества, организует социальную жизнь и взаимоотношения с другими сообществами этноса.

В новом этносе из составляющих частей религий также остаётся один из ключевых элементов – это Вера. Очень часто можно услышать от атеистов, чрезмерно уверенных в уровне своих способностей к познанию, что нельзя не во что верить, что на любой вопрос можно найти правильный однозначный ответ. Такой подход свойственен людям, долгое время занимающимся решением теоретических научных задач. Но в реальном мире такой подход является идеализированной крайностью. Потому что фактически, на многие очень важные и сложные жизненные вопросы нельзя получить однозначного ответа. Просто потому, что невозможно провести научный опыт, который бы подтверждал или опровергал утверждение.

Например, вопросы, касающиеся воспитания детей. Можно ли позволят ребёнку всё что угодно до 5 лет? Японцы считают что можно. Представители других народов будут иметь другое мнение по этому вопросу. Но найти однозначного ответа на данный вопрос невозможно. Поиск ответа на подобный вопрос породит лишь горы педагогической макулатуры с противоречащими доводами и выводами.

Действовать на основе веры также приходится тем, кто начинают свой бизнес. Любое новое дело это всегда риск, связанный с непредсказуемостью результата. Если результат предсказуем, то это уже не бизнес, а нечто другое (гос. заказ, ремесло). Только начинание, результат которого непредсказуем, приносить существенные дивиденды на вложенные усилия и только через веру и готовность к риску можно создать что-либо новое.

Современные формы веры также называют убеждениями или идеологиями. Также как классическая вера, идеологии не могут быть научно доказуемы или опровергнуты. Нельзя, например, корректно с точки зрения науки доказать что коммунизм лучше капитализма, либо наоборот - что капитализм эффективнее коммунизма. Приятая идеология (фактически современная форма веры) во многом определяет дальнейшее развитие целых народов и государств. А идеология, принятая в новом этносе, во многом определяет жизнь его участников.

В описание этносов часто можно встретить выражение в стиле «представители данного народа верят в …». Вера во что-либо является важным элементом любого этноса. Она во многом определяет путь развития этноса. Также как вера начинающего предпринимателя во многом определяет жизнь или гибель будущей корпорации. Выбранная этносом вера похожа на выбранную путником дорогу. Одну из бесконечного множества. И этнос, двигаясь в выбранном направлении, может получить существенные дивиденды, подобно путешественникам, которые открывают новые земли полные сокровищ.

Убеждения человека во многом зависят от его генетики и этнической принадлежности. Существуют даже попытки нейти "ген религиозности". То, что генетика сильно влияет на темперамент, очевидно для большинства. А убеждения человека, в свою очередь, очень сильно зависят от его темперамента. Не может, например, изначально агрессивный человек быть сторонником спокойного конструктивного общения. Или человек, который любит много и эмоционально общаться вряд ли будет убеждён в эффективности сдержанных формальных коммуникаций в рамках информационной системы. В книге "психология народов и масс" подмечено, что народы изначально имеют предрасположенность к свойственным им убеждениям и созданию учреждений, соответствующих особенностям этноса. В связи с этим, у данной книги нет задачи доказать что-либо или убедить читателя. Иначе количество страниц выросло бы на порядок. Книга создана в первую очередь как фильтр. Если человек согласен с изложенными в книге утверждениями, то с большой вероятность он имеет тот же менталитет что и другие участники нового этноса. А общие менталитет и убеждения - основные факторы, на основе которых можно создать устойчивые и эффективные сообщества.

Зачастую то, во что верит этнос, для представителей данного этноса является чем-то очевидным и понятным. Если многие вещи, описанные в данной книге для вас являются очевидными - то это хороший знак, показывающий что ваша вера максимально близка к вере и менталитету нового этноса.

Во что же верит новый этнос? Вот несколько утверждений, составляющих основу веры нового этноса:

  • Быть частью небольшого этноса лучше чем большого;
  • Государство - инструмент насилия;
  • Религии устарели и уже не актуальны;
  • Семантический веб - самый эффективный способ коммуникаций;
  • Системный подход лучше индивидуального;
  • Главное в человеке – ум;
  • Эпоха гуманизма прошла;
  • Действовать необходимо на основе законов этноса а не «по человечески»;

Отрицание чего-либо, что сложно однозначно опровергнуть также является формой веры. На языке биржевых трейдеров, такую веру можно назвать "медвежьей" (вера в падение ценности актива). Например, вера в то, что у России нет будущего. Или вера в бесперспективность какой-либо технологии.

Вера является одной из вертикалей власти. Возможность корректировать написанные постулаты веры или трактовать написанное - создаёт централизацию власти. Корректировка и трактовка веры, по силе влияния - аналогичны законодательной власти. Потому что вера, подобно закону, во многом определяет жизнь этноса. Поэтому с одной стороны вера должна быть жёстко прописана (как код биткоина или конституция страны) с другой стороны - не должно существовать трактователей написанного. Любые книги, составляющие основу этноса, должны восприниматься как есть. И обсуждаться только в кругу равных людей, но никак не в атмосфере конференции, где один «гуру» высказывает широкой публике своё видение в отношении прочитанного. Максимум что допустимо – это когда более начитанный объясняет смысл книг менее сведущему соплеменнику. Если возникает желание существенной корректировки веры - то это зачастую означает создание уже другого субэтноса, со своей верой. Либо возможен вариант, когда необходимость корректировки становиться очевидной и понятной для всех. Тогда внесение изменений происходит по принципу всеобщего референдума.

Для построение эффективного нового этноса полезно изучать опыт и устройство классических религии. Религии помогали человеку не вести себя как животное, подавляли высокопримативный тип поведения, способствовали самоорганизации людей и повышали эффективность социальных групп. Всё это будет полезно перенести в новый этнос, но без использования классических религии. Помимо этого, у нового этноса появляются новые задачи - помочь людям, входящим в новый этнос не превращаться в эмоциональную толпу управляемую примитивными желаниями и эмоциями. Не быть стадом, которое идет за харизматичными лидерами и принимает как модель поведения те установки, которые вдалбливаются через СМИ.

Может показаться, что невозможно создать устойчивую и эффективную культуру без религии. Но это вполне реальная задача, уже реализованная и работающая на протяжении многих веков в Китае. Конфуцианство – хороший показательный пример нерелигиозной формы культуры. Конфуцианство, это не религия, а этико-философское учение. И задача данного учения максимально прикладная. Возникло конфуцианство в период кризиса в Китае и имело вполне конкретную цель - усилить государственную систему. На протяжении всей истории Конфуцианство изменялось под требования времени. И современная форма во много отличается от изначальной версии Конфуция. Аналогичный подход к культуре стоит применять и в новом этносе. Мораль и верования должны создаваться для повышения эффективности системы этноса и решать понятные практические задачи. При добавлении любого элемента морали или традиции нужно, в первую очередь, задавать вопрос – как этот элемент повысит общую эффективность этноса?

К убеждениям стоить подходит с точки зрения практической пользы (принцип приземлённости). Если точка зрения выгодна и может принести пользу – то используем её. Конечно же, стоит проверять все точки зрения и не хватать на вооружения все подряд. Принимать «потому что выгодно» стоит те элементы культуры, судить о которых однозначно очень сложно. Например, привязка к государственным (правительственным) системам. Стоит ли отделяться от гос. систем? С точки зрения выгоды для этноса – стоит. И всю мораль и убеждения целесообразно подстраивать под эту выгоду. Вопрос должен стоят не «как правильно» а «как выгодно и целесообразно». Это повышает выживаемость зарождающегося и пока ещё слабого этноса в агрессивной среде внешнего мира.

Когда правители принимали решения о выборе религии для своей страны, думаете они искали истинную веру? Думать так – это предел наивности. Истинность веры их интересовала в последнюю очередь. Главный критерий выбора – это как вера повлияет на общество. Разрешён ли в ней алкоголь, как она влияет на рождаемость, лояльность к власти и т.д. Аналогично и каждый член этноса построенного на принципе самоуправления должен рассматривать набор этнических убеждений с точки зрения их пользы. Как они повлияют на будущие поколения? Стоит ли прививать патриотизм, который привяжет их к одной стране и в момент развала страны их род будет похоронен под обломками империи. Стоит ли прививать религию, которая шаблонизирует их мышление и притупит интерес к наукам да и вообще снизит уровень критического восприятия мира?


В вопросах религии и веры есть ещё один смежный элемент – суеверия. Почти во всех культурах присутствуют различные формы суеверий. Наиболее распространёнными в современном мире являются астрология, феншуй, эзотерика, целительство и прочее. Данные виды суеверий не оказывают такого сильного влияния как религии, но всё же снижают адекватность и критичность мышления.

В новом этносе стоит вычищать из культуры любые формы суеверий даже в мелких проявлениях. Никаких кулонов со знаками зодиака, никаких сборников по трактованию снов и прочего мусора не должно быть в этносе. Если этнос желает отличаться повышенной приземлённость и критичностью мышления ему важно более жёстко подходить к суевериям, нежели в других культурах.

Суеверия разжижают мозги и могут являться первой ступенью к религиозности, подобно лёгким наркотикам. Поэтому стоит ограждать этнос, особенно детей, от любых форм современных суеверий. И рассматривать их лишь как отсталые увлечения для аборигенов, которые неприемлемы для представителя нового этноса.

Несмотря на критическое мышление и отрицание религий, не следует поощрять вольнодумство в отношении принятых в этносе убеждений. Бессмысленно обсуждать недоказуемые варианты суждений, один из которых принят в сообществе за веру. Если вера - это вариант выбранного направления развития, то вольнодумство тормозит такое развитие за счёт постоянного колебания вектора развития. Оно порождает лишь бесконечные споры и болтологию, не приводящую к практическим результатам. Отрицание вольнодумства не означает запрет критики. Конструктивная, доказуемая критика, не противоречащая убеждения этноса, необходима для развития и её не стоит исключать. Такая критика позволяет избегать ошибок и корректировать выбранное направление развития (но не менять его кардинально).